dima
  • Выставка графики “ Обнажённая в стиле ретро” в Иерусалимском Доме Качества, Израиль. 2008

    Игры с Вечностью

    Мир состоит из фактур: из песка и камня…, из воды и глины…. Потому и время течет и сыпется, а жизнь трескается да ломается. Сперва крошится, а потом истирается в тлен; словно смерч, кружит окрест и по дому затхлым столбом пыли, оседающей на зеркалах, на рамах и старых фотографиях.

    Снимок лишь мнит себя реальностью, документом, фактом. Сам-то он – чистый обман, химия галлюцинаций, реакция были с небылью, высвобождающая неконтролируемую энергию домысла. Знакомый фотограф однажды сказал: «Все дело – в фокусе…» И это – не оговорка... Кто из нас не видел, как в колдовском свете красной лампы черное проявляется белым, негатив выворачивается позитивом.

    Дальше – уже не химия. Дальше – алхимия. Анатолий Баратынский знает свое дело. Он умеет превращать свинец в золото, фото в графику, лица в лики, а женщин, пышущих здоровьем, в неземные сущности, сотканные из света, тени и смутных видений. Сквозь шорох фактуры, через слои столетий, шлют нам феи антимира бесплотную чувственность и холод своей страсти. Эти поцелуи – самые чистые, этот эротизм пронзителен. Но не избыть тоски и нежности в сердце, не разделить с нимфой брачного ложа, мерцающего складками савана.

    В моей крови живет декабрьская Лигейя,

    Чья в саркофаге спит блаженная любовь,

    А та, соломинка, быть может, Саломея,

    Убита жалостью и не вернется вновь.*

    Грустно и поэтично…. Между тем, в том, что делает Баратынский, нет избыточной чувственности. Ему не близок декаданс. Он занят формальным поиском (игрой)…. Поиском фактур и тонких отношений, которые завязывают между собой пятна, линии и объемы. А несокрушимый романтизм, неистребимая сентиментальность живет в каждом из нас и, отчасти, в самой фотографии. Любое фото печально по-своему, всякий снимок – есть реквием по утраченному мгновению, и каждый штрих - царапина на сердце – деление на шкале Вечности.

    Текст: Хайдар Кульбарисов

    *Стихи Осипа Мандельштама